Книга художника

История книги художника в пяти абзацах

18:57, 14 марта 2015

Книга художника — это уникальное произведение искусства, в котором художник занимается не только иллюстрациями, но и всей книгой как единым целым

Отправной точкой для возникновения книги художника принято считать издание Уильяма Блэйка «Песни Невинности и Опыта» (1789). Однако, почву для возникновения современной книги художника, в строгом смысле слова, подготовили французские издания Livre d’artiste рубежа XIXXX веков. Эти работы связаны не только с именами таких великих худжников как Пабло Пикассо, Анри Матисс, Марк Шагал, Жорж Брак, Хуан Грис, но и именами издателей, инициировавших создание этих книг — Амбруаза Воллара, Даниэля-Анри Канвейлера. Можно считать, что уже в начале ХХ века были выведены законы существования книги художника — она уникальна, малотиражна и едина.

К жанру книги художника обращались не только названные мастера, но и Блез Сандрар, Соня Делоне, Анри Матисс, Марк Шагал, Жорж Брак, Макс Эрнст; Филиппо Маринетти, Гийом Аполлинер, многие немецкие экспрессионисты.

В России книгой художника заинтересовались мастера Авангарда, в силу возможностей, которые предоставлял жанр — печатная продукция оказывается одним из самых удобных выразительных средств. Благодаря кубофутуристам на российскую почву были привнесены и развиты выразительные средства Фернана Леже, Марселя Дюшан, Робера Делоне. Значительный вклад в развитие направление внесли Михаил Ларионов, Наталья Гончарова, Николай Кульбин, Ольга Розанова, Василий Кандинский, Алексей Ремизов. К книгам как выразительному средству обращались сюрреалисты и дадаисты, активно разрабатывалась тема внутри движения «Флюксус».

Сегодня книга художника в России находится в двойственном состоянии: с одной стороны, она переживает настоящий выставочный бум, с другой стороны — она не так уж хорошо известна широкой публике, хотя в этом направлении совершено уже множество шагов.

С точки зрения теории, до сих пор нет однозначных разграничений терминов artist’s book и livre d’artiste, довольно размытым представляется место такой книги среди других жанров и техник, а также не определены точные критерии перехода объекта в книгу.